Наука и религия. Часть 5

83685.b

Николо-Улейминский монастырь с. Улейма, Ярославская обл. Фото с сайта pravoslavie.ru

3. НАУКА И РЕЛИГИЯ

Почему наука не может заменить религию?Прежде всего, потому что человек это сложное существо, которое ищет пищи не только для своего ума, но и для сердца, и для всех чувств, включая телесные. Наука, которая создавалась с одной лишь целью – удовлетворения материальных потребностей человека (как заметил святитель Игнатий Брянчанинов), не может стать цельным мировоззрением. (Сила познания, как признается один физик, не в разуме, а в интуиции. А она уже выходит за рамки видимого и созерцаемого, она выходит за границы чувственного). Если предположить, что научное знание удовлетворяет все, что необходимо для жизни человека, то как понять известных ученых, которые обладали многими знаниями и были религиозными людьми? Очевидно, что религия представляет собой вполне самостоятельное явление в организации жизнедеятельности в ряду с наукой и философией. Религия тоже дает человеку знание, но знание религиозное отличается от тех знаний, которое дает изучение сил и законов природы. А как заметил архимандрит Августин, «законы природы, которыми позитивисты думают заменить для человека религию, не более, как только отвлеченное понятие. И потому не могут иметь того жизненного значения, которое имеют для нас религиозные идеалы. Закон природы, будь он непреложнейшим из законов, всегда есть нечто безжизненное, мертвое для нашего чувства. И опорой для нашей жизни служить не может и с ним нельзя входить в контакт».

Все, что добыто нами эмпирическим путем, то уже можно сказать мертво. Часто наука рассматривает, как было сказано, конкретные предметы или явления, умерщвленные в рамках исследований. Взять хотя бы медицину. Может ли ученый-медик изучить досконально какой-то функциональный процесс, приводящий человека к нездоровью? Нет. Именно потому, что, во-первых, он его может только наблюдать и описать, в лучшем случае пытаться корректировать, ставя акценты на предполагаемом развитии процесса. Во-вторых, если идет какой-то болезненный процесс, то вторжение в ослабленный организм уже повышает риск летального исхода, и врач это понимает и, помня правило «не навреди!» ограничивает эксперимент (связывание рук!). В-третьих, самое главное – вывод о болезни делается уже при исследовании мертвого (!) тела. Наш аналитический ум в этот момент применяет принцип разложения, раздробления изучаемого предмета или явления с целью его познания. Вопрос! Можно ли разложить живой организм для его изучения на составляющие элементы, а потом его собрать без риска, что у нас не окажется труп? Говорить о перспективах развития предметов и явлений наука не может, так как это противоречит самим методам познания в науке. Вообще цели, которые ставит наука, вполне определенны и она имеет право на существование в своей плоскости (у религия она своя). И не прав известный физик Гинзбург, когда пытается поменять науку с религией или смешать одну с другой. Его ошибка предопределяется всем тем же исходным положением об автономности разума, попыткой воздвигнуть его в ранг абсолюта, в ущерб другим чувствам. Он делит людей по своей шкале интеллектуальности: например, знают ли они, почему происходит смена времен года, и если знают, они для него не могут быть верующими, а если не знают, то – верующие. Конечно же, этот лепет трудно воспринять как серьезное заявление видного ученого деятеля. Нельзя описать человека одной формулой, потому что он сложнее любой из них. Нельзя описать все законы природы одним уравнением. Судить о целом мироздании через опытное восприятие постоянно меняющихся парадигм просто смешно. Наука не может дать человеку цельного представления о мире: физики занимаются в своей области, биологи – в своей, филологи – в своей. Религия же дает человеку целостное знание по вере и может быть попутчицей всем исследователям – общего и частного.

По признанию самих ученых, их исследования достигли уже определенного предела. Оставив прежние амбициозные заявления, они скромно говорят об узком коридоре представлений, по которому приходится двигаться. Академик Г.Наан справедливо констатирует: «На любом уровне развития цивилизации наши знания будут представлять лишь конечный островок в бесконечном океане непознанного, неизвестного, неизведанного». Неслучайно открытия происходят на стыке нескольких наук, изучающих данный предмет или явление. Такое направление к целостности в исследовании открывает неограниченную перспективу в изучении природы и человека с последующим использованием полученных знаний.

Протоиерей Виктор Праздничный

Запись опубликована в рубрике Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *