Наука и религия. Часть 6

image1a

Собор Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву, также называемый Собор Василия Блаженного. Фото с сайта  airpano.ru

4. ЧУДО

Вопрос чуда должен быть обязательно озвучен, так как многие ученые спотыкаются именно на том, что не могут признать тех реально существующих законов, которые являются компетенцией религии как науки. Ибо религия со всей категоричностью может быть отнесена к области научной. Хотя бы потому, что она предполагает теорию и опыт, подтверждающий теорию. Она имеет также «профессоров», которых называют святыми отцами.

Когда мы говорим о чуде, мы говорим о том, что видим, осязаем, так же, как и наука, изучающая материальный мир. Ведь вопросы познания сводятся только к наблюдению и  описанию, частичному прогнозу. Хотя, когда речь идет о чуде, отмечают: порядки, которые выходят за пределы так называемого реального познания, и явления, которые совершенно не вписываются в рамки нашей логики и не подчиняются законам окружающего нас материального мира. Словом, можно говорить о чудесах как необъяснимых процессах, происходящих вследствие неизвестного детерминизма, предполагая, что никогда мы этих процессов ни объяснить, ни повторить не сможем.*

* И первое чудо, с которым мы уже свыклись – жизнь! Можем ли мы ответить основательно на вопрос, что такое жизнь? Мы научились управлять некоторыми законами, научились частично объяснять происходящее, делать то, что не свойственно неживой природе. Например, рыбью икру мы научились синтезировать. А вот добиться, чтобы из нее вывелись мальки – удастся ли это кому-нибудь сделать? Думаю, нет!! Потому что появление их – это чудо. Любой процесс появления жизни, который происходит у нас перед глазами, мы не только не можем повторить, но и до конца уяснить и объяснить!!

Во-вторых, уже было много сказано о том, что окружающий мир мы не можем познать в силу несовершенства собственной природы, несовершенства методов познания. Поэтому мы должны признать, что чудо имеет право быть и необязательно говорить о том, что чудо – закономерность высшего порядка (как будто обычный закон и его действия не высшего порядка!). Замечательно сказал философ Берке, что законы природы суть способы, которыми Бог управляет миром и действие законов – действие Самого Бога.

В-третьих, видя разнообразие окружающего мира и сложность организующих его законов и составляющих его элементов во взаимодействии высших сфер с низшими, мы познаем, как низшее подчиняется высшему и без нарушения законов низших сфер преодолевается высшими. Например, человек усилием воли заставляет себя бороться с усталостью. Воздействие высшего начала на низшее необъяснимо и не выводимо из законов низшего и, с точки зрения последнего, представляет собой чудесное, замечает профессор Фиолетов. «Естественные науки, — продолжает он, — могут и должны ограничивать себя изучением законов и процессов именно этого мира в силу самих средств, которыми они располагают и в силу самого существа своих задач». Если, по слову одного мыслителя-естествоиспытателя, видя простой закон, мы подходим к Законодателю, то любое чудесное явление убеждает нас в существовании Законодателя еще сильнее(!).

В-четвертых, способно ли животное удивляться? Наверное нет! Ведь удивление предполагает не только восторг, но и некое чувство благоговения, особого осознания себя в окружающем мире. Чудесные явления всегда связаны с человеком или группой лиц. И цель чудес всегда понятна и проста – изменить того, кому они предлагаются, кто их наблюдает. Согласно священному писанию знамения предназначены для неверующих. В нашем понимании, целью чуда является обращение человека к служению высшей правде, спасение его и спасение мира. Чудо предполагает некоторое вторжение в обычный порядок, так как продолжение обычности могло закончиться смертью или разрушением. «Бог идеже хочет побеждает естества чин», предупреждает погибель, задает направление, являет знак (отсюда «знамение»), в какую сторону лучше двигаться, чтобы не уничтожить жизнь. Ограниченность природы может преодолеваться Божественным Промыслом – не нарушаться, а преодолеваться.

В-пятых, со всей убежденностью можно, ссылаясь на ограниченность нашего знания о мире и действующих в нем законах, предположить, что все чудесное совершается в силу окончания времени исполнения закона, предначертанного еще в вечности. *

* Вопрос о предопределении здесь не звучит именно потому, что речь идет, с одной стороны, о неживой природе как инструменте, которым действует Всемогущий Бог, чтобы показать Свое владычество и силу (I. Христос укрощает бурю). С другой стороны – педагогический момент: и для того, кто творит чудо, и для тех, перед кем чудо происходит, но опять же с целью свидетельства о действии Единого Бога. В-третьих, Бог творит чудо руками тех, кто в основание жизни своей ставит подчинение себя воли Божией, а Бог через святых своих во время Ему известное изменяет и естества чин и ход явлений. «Иисус воззвал к Господу в тот день… и сказал пред Израильтянами: стой солнце над Гаваоном, и луна, над долиною Аиалонскою!» (Нав. 10,12).

В любом случае нужно иметь в виду, что чудо предполагает опыт стяжания духовного видения, причастности к жизни высшего порядка того, через кого оно является.

Протоиерей Виктор Праздничный

Запись опубликована в рубрике Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *